Генрих, Элеанора и их империя

Генрих, Элеанора и их империя.

 

Стивен Мулбергер.

 

Мы начинаем вторую часть этого курса с царствования Генриха II, внука Генриха I через его дочь Матильду (“Императрицу”), сына Жоффруа, графа Анжуйского. Генрих был первым из династии Анжуйцев или Плантагенетов: Анжуйцы – потому что происходили из Анжу, а Плантагенеты – из-за ветви дрока, которая была символом отца Генриха.

 

Генрих II придя к власти (в 1154 году) столкнулся с множеством проблем – например, с  необходимостью восстанавливать королевскую власть в Англии после периода гражданской войны. В тоже время, середина XII века была динамичным и интересным периодом, когда талантливый и решительный правитель – а Генрих был и тем и другим – мог оставить большой след.

 

Начнем эту лекцию, обрисовав в общих чертах основные события XII века и их влияние на Англию.

 

Англия в то время была вовлечена в процесс важнейших общеевропейских событий.

 

В течение полутора веков, последовавших за нормандским вторжением в Англию (1066 – 1216), правители Англии владели обширными территориями на континенте.

 

В тот же период, европейская культура как единое целое становилась более сильной, и материально и культурно: этот период иногда называют Ренессансом XII века.

 

Экономические факторы:

 

По сравнению с остальными частями мира, северная и западная Европа до этого всегда была экономическими задворками. Ее сельское хозяйство было менее продуктивным, чем в древних странах Среднего Востока и Средиземноморья, и с развитием торговли, она всегда находилась в зависимом положении от стран расположенных ближе к центру “Старого Мира”. Где здесь курица, а где яйца сказать сложно: была ли непродуктивное сельское хозяйство северной Европы повинно в стагнации коммерческой экономики или недостаток рынков был виновен в стагнации сельского хозяйства?

 

В XI и XII веках и сельское хозяйство и коммерция необыкновенно развились.

 

В сельском хозяйстве, внедрение новых орудий труда – особенно улучшенных плугов – позволило собирать большие урожаи с тех же земель. Действительно, пустоши, которые редко или вообще не возделывались, были отданы под плуг, а леса вырубались. Все это вылилось в рост населения и, соответственно, объема работ для него.

 

В тоже время, торговля всех сортов, как продукцией, так и предметами роскоши, возросла. Больше людей стали способны покупать и больше людей смогли жить торговлей. Это был великий период в развитии урбанизации. Специалисты в торговле и производстве собирались в старых городах или основывали новые, и воссоздали городской образ жизни, который едва существовал в большей части западной Европы, начиная с VI века.

 

В результате, Западная Европа, как единое целое, расширилась. Больше не было западно-христианских стран подвергавшимся набегам соседей язычников или мусульман; наоборот, теперь они стали агрессорами. Первый Крестовый поход начался в 1095 году, и экспедиции на Средний Восток продолжались до, приблизительно, 1400 года. Одновременно с этим, испанские христиане отвоевывали ту часть их страны, которая находилась во власти мусульман. Завоевание и христианизация язычников Балтики начались в XII веке.

 

Процветание имело значительные культурные последствия. Это было не просто делом возобновления контактов с более развитыми греческими и арабскими культурами. Доступность ресурсов предоставляла возможность для экспериментов.

 

XI и XII века считаются ренессансом в латинской и классической науке, возрождении логики, как способа разрешения интеллектуальных, религиозных и политических проблем. Эта наука, хотя по-прежнему доступная незначительному меньшинству, стала гораздо более обычной. Начал формироваться интернациональный интеллектуальный класс (состоявший из хорошо образованного духовенства), и была создана интернациональная сеть школ. Наши университеты ведут свое начало с тех времен.

 

Культура не была сосредоточена только в руках латинского духовенства. В тоже время, рыцарская аристократия западной Европы, считавшаяся  довольно грубым сборищем, развивала свою собственную литературную традицию. Первые рыцарские поэмы, такие как “Песнь о Роланде”, были полностью посвящены войне, особенно “Беовульф” например. Однако, довольно скоро, начал появляться более куртуазный элемент. Поэмы стали посвящаться и приключениям и любви, и представляли образ рыцаря, как нежного влюбленного, так и сильного воина. Таковыми были поэзия трубадуров и романы, являвшиеся рассказами о приключениях и любви, обычно происходивших в выдуманных или завуалированных странах, где чудеса были обычным делом. Романтическая традиция давно стала связываться с легендой о короле Артуре – весьма популярные истории об Артуре и его Круглом Столе были созданы в этот период, для развлечения рыцарского класса - хотя многие представители мирового духовенства писали и высоко ценили их.

 

Это была также эпоха, когда рыцарский класс воспринимали турнир, как их главный ритуал доблести, куртуазности и, как мы думаем, рыцарства.

 

Весь этот прогресс и изменения имели место несмотря на политическую раздробленность, или, возможно, благодаря ей. Новые,  более мелкие, но более сплоченные сообщества, которые выросли на руинах империи Карла Великого, создали среду, в которой разнообразие и экспериментирование могли процветать без неодобрительного отношения всемогущих императоров. Западноевропейские правители в основном не обладали достаточной силой быть деспотами.

 

Каковы бы не были причины, культура Западной Европы XII века была, на уровне аристократии и духовенства, интернациональной, как это было во времена поздней Римской империи. Англия была полноправной участницей этого процесса. Например, единственный англичанин, избранный папой, жил во времена Генриха II.

 

Генрих II и его королева, Элеанора Аквитанская, способствовали этому процессу. Они были королем и королевой Англии, но они оба родились и выросли на континенте, владели там обширными территориями, провели там большую часть своей жизни. Их жизнь сопровождалась интенсивным контактированием Англии и континента.

 

Личное участие Генриха II во Французских делах скорее является потрясающим для современных умов, которые думают об Англии и Франции как о современных национальных государствах, обладающих своим собственным характером. Его отцовское наследство, его материнское наследство, и владения его жены, взятые вместе, составляли около половины Французского королевства. Эту территорию, которую дополняла Англия, современные историки часто называют Анжуйской империей  XII веке ее так никто не называл).

 

Начнем с более знакомой части этой так называемой империи, материнского наследства. Это не совсем правильное определение, поскольку Матильда жила еще четыре года после того, как Генрих стал королем. В любом случае, Генрих благодаря удаче и тяжелому труду его родителей, унаследовал место, принадлежавшее отцу его матери, Генриху I. Генрих II был королем Англии, а также формальной властью над Уэльсом и северной Британией. В течение своей жизни, Генрих смог увеличить реальность этой неясной власти. Как правитель Англии, он потенциально был весьма могущественен, если бы он смог добиться того подчинения своей власти, которым обладал его дед. Генрих II был также герцогом Нормандии через свою мать. До 1100 года Нормандия была воинственной территорией, хорошим источником храбрых воинов для ее герцога, но трудно управляемой страной. Генрих I изменил эту ситуацию. Нормандия стала наиболее твердо управляемым французским княжеством. И вновь, Генрих II обладал здесь большими перспективами, если бы смог действовать соответствующе. Наконец, это материнское наследство включало в себя традиционное доминирование Нормандии над некоторыми соседними областями, такими как Бретань. Для этого доминирования не было законного обоснования, поэтому оно не было стабильным.

 

От своего отца, Жоффруа, Генрих II унаследовал графство Анжуйское и соседнии области Мэн (в прошлом часто оспариваемую Нормандией) и Турень. Это Анжуйское княжество было, как и Нормандское, одним из самых хорошо управляемых. Предки Генриха со стороны отца были хитрыми и безжалостными, прибиравшие к своим рукам все что могли. Анжуйские земли, без сомнения, были в это время также процветающими. Они располагались на реке Луаре, место, которое было несчастным во времена, когда викинги использовали его для своих набегов, но в более мирный XII век оно должно было быть довольно богатым.

 

Третью частью империи Генриха было огромное княжество его жены, герцогство Аквитания (также известное, частью, как Гасконь). Оно было совсем иным, нежели Анжу или Англо-Нормандское королевство. Оно было большим, процветающим, очень активным в культурной области, но слабо управляемым. Территория Элеаноры фактически была множеством отдельных графств и сеньорий. Несмотря на высокий титул герцога, владельцем которого был ее отец, он никогда не обладал той властью над своими разнообразными сеньориями, какой обладали Генрих I и Жоффруа Анжуйский в своих землях. Единственным объединяющим фактором, удерживавшим герцогство вместе, была персона правителя, который обладал различными правами в различных местах. Не было единых институтов, которые охватывали бы всю территорию княжества. Таким образом, эта часть империи Генриха требовала особенного внимания со стороны ее правителя.

 

Анжуйская империя не была институтом, а была личным владением. Во многих ее частях, Генрих обладал не более чем набором разнообразных прав и владений, которые он мог использовать только посредством постоянных тяжелых переездов из одного уголка его империи в другой и, возможно, при помощи нескольких доверенных представителей.

 

Самым главным из его представителей была его жена Элеанора. Она играла ключевую роль в английской политике около полувека. 

 

Элеанора происходила из семьи, которая была не только богата и могущественна, но также и современна. Ее дед, герцог Вильгельм IX Аквитанский, был одним из первых трубадуров, создававших эротическую и куртуазную поэзию на диалекте южной Франции. Таким образом, Аквитанский двор был одним из первых мест, где появилась новая рыцарская культура XII века. Самой Элеаноре часто приписывают, без достаточных на то оснований, центральную роль в распространении идей куртуазности, которые были усовершенствованны и полюбились в северной Франции и Англии. Но я думаю, мы можем принять за очевидное то, что Элеанора была покровителем жизни в стиле южной Франции, где бы она не была.

 

Элеанор была единственным ребенком Вильгельма X Аквитанского. Вильгельм решил, что княжество Элеанорытне выживет, если она не выйдет замуж за повелителя со значительным престижем и властью. Он выбрал Людовика VII Французского. Как король и верховный сюзерен Франции, Людовик также обладал первостепенной законной позицией, которая позволяла ему защитить целостность Аквитании от других жадных типов.

 

Это был хороший план, но личный фактор и случай сорвал его. Людовик и Элеанора не слишком хорошо ладили. Частично это могло происходить из-за разного стиля жизни. Двор Парижа был очень благочестивым, и тон в нем задавали выдающиеся монахи, во-первых, аббат Сугерий, а затем Бернар де Клерво, знаменитый сторонник строго цистерцианского порядка. Бернар, в частности, не одобрял образ жизни Элеаноры, и пытался отстранить ее от политики.

 

Кроме того, ее свободный и легкомысленное поведение давало повод для скандалов – известный слух о том, что она имела адюльтер с ее дядей в ходе Второго Крестового похода, в котором она принимала участие вместе с Людовиком. Брак, вероятно, можно было сохранить, если бы был рожден наследник мужского пола. Но Элеанора  производила на свет только дочерей, и в 1152 году, и Людовик и Элеанора были сыты друг другом. Они получили развод единственным способом, каким это было возможно в XII веке – после пятнадцати лет, они внезапно обнаружили, что они были слишком близкими родственниками для того, чтобы их брак был законен, и добились от Папы  его аннулирования.

 

Весьма примечательно, что как только брак был расторгнут, Элеанора вступила в союз со вторым наиболее могущественным человеком во Франции, Генрихом II, который был герцогом Нормандии и графом Анжуйским, и близок к обретению английского трона. Мне представляется, что она считала, что она способна научить этого многообещающего молодого человека чему-нибудь, и что их объединенные владения сделают их двор первым в Европе.

 

В начале, новый союз работал хорошо. Элеанора была ключевой фигурой при режиме Генриха. Не обладая личной лояльностью аквитанской аристократии, Генрих не имел шанса в этой части его империи; с ней, он мог шанс побороться. Но Элеанора была не просто номинальной фигурой, она была активным партнером – Генрих не раз доверял ей регентство в Англии, когда отправлялся на континент. Элеанора также произвела для Генриха не одного, а четырех наследников мужского пола.

 

С годами, Генрих начинал уставать от Элеаноры. Генрих, который был рад обладать одаренной и политически опытной женой, когда ему самому было восемнадцать, захотел, когда ему исполнилось тридцать или около того, быть полным хозяином. Его своенравие хорошо известно. Так что Генрих завел любовниц и отказал Элеаноре в своем доверии. Множество проблем, с которыми столкнулся Генрих во второй половине своего правления, стали результатом отчуждения между ним и Элеанорой. Она нашла способы доставить ему проблемы. Генрих обнаружил, что ему нелегко иметь дело с его повзрослевшими сыновьями, а Элеанора всегда была рядом, чтобы восстановить их против отца. Генрих заключил Элеанору в замок, но он не мог попытаться освободиться от нее – Аквитания была ее, не его.

 

Но в 1150-х и начале 1160-х годов, между Генрихом и Элеанорой еще не наступил разлад, и они могли сконцентрироваться на том, что превратить их теоретическую власть в реальность. В эти годы, политика Генриха во Франции, довольно неожиданно, основывалась на добрых отношениях с первым мужем Элеаноры, Людовиком Французским, который был верховным сюзереном Нормандии, Анжу и везде в его континентальных владениях.

 

Постоянной проблемой королей и принцев в средние века было удерживать контроль над их вассалами, их военными подчиненными, от лояльности которых зависела их реальная власть. С точки зрения вассалов, проблемой было получить от принца подтверждение наследственных прав его, вассала, фьефа, чтобы его нельзя было отобрать у его семьи по каким либо тривиальным причинам. Это был конфликт интересов. Чтобы разрешить его, сеньоры и вассалы, в течении XII века, разработали кодекс поведения, обычно называемый феодальным законом, который определял их соответствующие права и обязанности.

 

Например, феодальный обычай устанавливал, что существовали определенные обстоятельства, при которых вассал получал право восстать против своего сеньора, но любой другой тип предательства, позволял сеньору конфисковать фьеф вассала.     

 

С тех пор как Генрих стал сеньором огромного количества вассалов, в его интересах было способствовать тому, чтобы они соблюдали этот феодальный кодекс. Поэтому, для него было необходимым показать им хороший пример. Генрих был вассалом Французского короля. Он чувствовал, что на него возложена обязанность быть хорошим вассалом. Так что Генрих был первым Английским королем за долгое время, который принес клятву верности за Нормандию и другие его Французские территории.

 

Это было время, когда Генрих отказался от выгодного завоевания, чтобы не заслужить репутацию бросившему своему сеньору королю незаконный вызов. В 1159 году, Генрих оказался в ситуации, когда он мог захватить графство Тулузское на юге Франции; семья Элеаноры имела давние претензии на эту территорию. Граф Раймонд Тулузский обратился к своему верховному сюзерену, Людовику, за поддержкой. Людовик не имел достаточной армии, чтобы разбить Генриха, но все равно вошел в Тулузу, поэтому нападение на город, было бы расценено как нападение на него. Генрих отступил.

 

Большая часть последних лет жизни Генриха была омрачена его борьбой с его женой и сыновьями, которые вовлекли его в войну, в которой он так никогда и не смог победить. Но первое десятилетие его царствования было периодом великого успеха.

 

Он мог играть роль величайшего принца в Европе, более или менее. Это было возможным, поскольку Генрих, как и ранние нормандские короли, был способен использовать доходы, которые он получал как король Англии, для финансирования рискованной политики во Франции.

 

Как Генрих добился этого? Последний раз, когда мы рассматривали состояние Англии, она была в хаосе и королевская власть была до крайности урезана в результате соперничества императрицы Матильды и короля Стефана. Чтобы понять позицию Генриха, и оценить его грандиозный успех, мы рассмотрим, как он восстановил королевскую власть в Англии.

Hosted by uCoz