Стивен Мулберегер

 

Канут и его сыновья.

 

Когда Кнут, или Канут, был признан как единоличный король Англии в конце 1066 года, англичане должны были быть обессилены. С 991, или, в крайнем случае, с 994 года, они были под серьезным скандинавским давлением. Англия была рада принять Кнута как короля, надеясь, что он будет хорошим королем.

 

Кнут был человеком, который брался за много дел сразу. Он унаследовал лишь претензии своего отца Свейна на Англию, в то время как его брат стал в 1014 году королем Дании. Однако, вскоре после того как Кнут закрепил за собой Англию, его брат умер и он унаследовал также и свое родное королевство. Вместе с Данией ему достались амбиции Свейна на овладение Норвегией, а с Англией тревоги Этелреда по поводу норвежской агрессии. То чего он больше всего хотел в Англии – это окончания войны и спокойного, мирного царствования, так чтобы он мог уделить внимание другим своим владениям.

 

Чтобы защитить свое правление в Англии, Кнут следовал политике устранения могущественных людей, которым он не доверял, назначения доверенных людей и завоевания расположения к себе всех остальных.

 

Несколько неудобных элдорменов были убиты в одно время. Это не было жестокостью старого, безжалостного монарха, это было жестокостью спешившего молодого человека. Кнуту в этот момент не было даже 20 лет.

 

Убив или изгнав действовавших королевских представителей, Кнут назначил других, некоторых скандинавов, некоторых англичан. Кнут сохранил прямое управление Уэссексом, где располагалось большая часть королевского имущества и имений. Остальная Англия была роздана людям называвшихся эрлами – после этого мы больше не встречаем упоминаний о элдорменах. Наиболее значительным королевским вассалом вскоре стал эрл Годвин, очевидно сын Вулфнота, пиратствовавшего знатного человека из Сассекса, который потопил флот Этелреда в 1009 году.

 

Устранив наиболее опасных людей со своего пути и окружив себя своими сторонниками, Кнут мог заняться завоеванием  остальных сегментов политического общества. Он уже приобрел друзей в Мерсии и Нортумбрии, женившись на Элфгифу, знатной особе с хорошими связями – тезке первой супруги Этелреда Неблагоразумного, которая была матерью Эдмунда Железного Бока.

 

Затем он договорился со своими наиболее опасными соперниками – выжившими членами семьи Этелреда. Эмма (также известная как Элфгифу), супруга Этелреда, была сестрой герцога Нормандского, и она находилась в Нормандии со своими двумя юными сыновьями – принцами Эдуардом и Алфредом. Чтобы лишиться угрозы трону со стороны норманнов, которые могли поддержать юных принцев, Канут женился на Эмме и снова сделал ее королевой Англии. Он сделал это, но при этом не развелся и не удалил другую Элфгифу. Он не мог позволить ей находиться при дворе, однако он разместил ее в достойном имении. На этом примере видно, как сложно было церкви заставить знать подчиниться законам брака.

 

В последующие несколько лет Кнут совершил несколько действий чтобы доказать английскому народу, что он будет добрым правителем, а не деспотичным завоевателем. В 1018 году он откупился от своей армии одним большим данегелдом и довольствовался небольшим флотом и личными телохранителями, которых имели все короли. Таким образом, он уменьшил налог, обременявший свободных людей Англии и показал что он уверен в себе. На собрании всех значительных людей Англии, он принял решение, что основой для его правления послужат законы короля Эдгара – последнего достойного местного короля.

 

Кнут дал еще более важное обязательство в следующем году, когда он отправился в Данию. Он пообещал, что он будет добрым христианским монархом и защитником закона и порядка, и затем он сказал англичанам, что если они поддержат его, он уверен, что Англия больше не будет иметь проблем с викингами. Этот договор был одобрен всеми, и Кнут имел мало проблем в Англии за двадцать лет своего царствования.

 

Англия действительно наименее беспокоила его. Обеспечение его власти над Данией и завоевание Норвегии были гораздо более сложными предприятиями. Кнут действительно был сильнейшим королем своего времени и современники были весьма впечатлены им. Его власть распространялась на огромную территорию и несколько разных стран. Но необходимо помнить, что здесь не существовало одного института, который связывал бы эти территории вместе. Эта северная империя была просто господством жестокого, энергичного и удачливого военного вождя над многими местными и региональными правителями. Чтобы сохранить свое положение, Кнут постоянно находился в движении, наблюдая за своими представителями и вассалами, совершая бесконечное балансирующее действие.

 

Если вы детально посмотрите на политику Кнута, вы увидите, каким деликатным было его положение. Кнут был обеспокоен Торкеллом Длинным, старым опытным воином, который был ключевым союзником его отца Свейна. В 1021 Кнут выгнал его из Англии. Торкелл вернулся в Данию, где он был достаточно силен, чтобы его игнорировать. Так что в 1023 году Кнут помирился с Торкеллом. Они обменялись сыновьями – иными словами, обменялись заложниками – и Торкелл стал главным представителем  Кнутва в Дании. В сущности Торкелл был суб-королем Дании. Фактически, когда Торкелл умер, Кнут создал нового Торкелла. Эрл по имени Улф женился на его сестре, и они обменялись сыновьями, чтобы скрепить свой союз.

 

Англия действительно была ключом могущества Кнута. Она поставляла людей и деньги для войн в Скандинавии. Объединенный англо-датский флот завоевал Норвегию для Кнута в 1028 году. Двумя годами позже, когда Норвегия был потеряна, но отвоевана снова, Кнут послал свою первую английскую жену Элфгифу в Норвегию, чтобы править в стране от его имени и от имени его юного сына Свейна.

 

Довольно иронично то, что этот король, сохранение империи которого так сильно зависело от Англии, закончил серьезным ослаблением власти монарха в Англии. Без сомнения он сделал это не специально.

 

Но в середине 1020-х годов, когда его очень беспокоили события за морем, он решил, что ему необходим эрл в Уэссексе. Это место занял Годвин, его давний сторонник. Уэссекс был родиной местной английской династии. Основные королевские владения находились здесь. Уэссекс был полон тегнов, чья преданность короне была фамильной традицией. Английские короли до Кнута настолько заботились о сохранении контроля над своей родиной, что они редко покидали Уэссекс, за исключением особых случаев. Они, очевидно, считали, что пока они обладают Уэссексом, они могут править всем королевством  через представителей – верный вывод, если летописи значат что-нибудь.

Кнут смотрел на вещи иначе. Он не имел личных связей с Уэссексом. И передача Уэссекса Годвину была опасным решением. Если Англия отделилась бы от остальной империи Кнута, Годвин приобрел бы власть большую, чем та, которой в прошлом обладали Эдгар и Ателстан. Он оказался бы в позиции, с которой сам мог стать королем.

 

Разделение Кнутом Англии между великими эрлами создало проблемы для его наследников. Эти люди были почти суб-королями, и могли устроить королю, более слабому, чем Кнут, тяжелые времена. Фактически, когда Кнут умер в 1035 году в возрасте 40 лет, Англия и Скандинавия оказались погрязшими в беспорядках. Перед смертью, Кнут уже потерял свою хватку. В 1035 году Элфгифу была вынуждена покинуть Норвегию. Потеря Норвегии подвергла опасности Данию и даже Англию – если бы Кнут не смог защитить Англию от норвежцев, его надежды на лояльность англичан исчезла бы. В этот сложный момент он умер.

 

Кнут намеривался оставить свою империю сыну от Эммы – Хартакануту. Однако с организацией этого были проблемы. Хатраканут был именно тем сыном, который был послан к Торкеллу в Данию в 1023 году как воспитанник и заложник. С тех пор он жил в Дании, и поэтому он не был известен английским эрлам и остальной знати. Кроме того, потеря Норвегии означало, что Хардаканут оставался в Дании в неопределенности.

 

Но Англия нуждалась в сильном вожде, в противном случае могли возникнуть проблемы. Одним кандидатом был Харолд, сын Элфгифу и Кнута. Он был в Англии, и у него были значительные родственники среди знати Мерсии и Нортумбрии. Эрлы этих двух областей начали агитировать, чтобы Харолд был избран королем.

 

Другие не хотели Харолда. Эмма, которая контролировала казну и была из-за этого значимой фигурой, ненавидела Элфгифу и не хотела, чтобы соперник ее сына стал королем. Она и Годвин провозгласили королем Хардаканута и решили ждать его. Архиепископ Кантерберийский, тоже южанин, поддержал их. С тех пор как он стал помазывать королей в Англии, его мнение было значимым. Началось разделение в правящем классе.

 

Однако, очень скоро, стране надоело ждать Хардаканута, которому хватало забот в Скандинавии. Так что Годвин и Эмма начали искать другого кандидата. Они обратили свой взгляд через Ла-Манш в Нормандию, где росли сыновья Эммы от Этелреда. В 1036 году Эмма призвала их к себе в Винчестер, где она по-прежнему удерживала королевскую казну. Эдуард, старший сын, был слишком осторожен, чтобы приехать, но его брат Алфред воспользовался шансом. Но когда он оказался в Англии, он попал в ловушку. Годвин тайно перешел на другую сторону. Он перехватил Алфреда, напоил и накормил его и его свиту, и когда они уснули, многие из них были убиты. Сам Алфред был ослеплен и отправлен в монастырь, но он не долго прожил после этого. Наградой Годвину было то, что он стал человеком, который дал Англии Харолда, а Харолд в благодарность закрепил за ним Уэссекс.

 

Вскоре после этого, в 1037 году, Харолд был избран королем, а Эмма оставила страну.

 

Когда Харолд умер, Хартаканут мирно наследовал ему в 1040 году, и Дания и Англия были вновь объединены. Хартаканут был чуть более уверен в себе, но его по-прежнему беспокоили претензии Эдуарда на трон, и по-прежнему существовала возможность проблем с Норвегией. В 1041 году он решил избавиться от одной из этих проблем, призвав Эдуарда в Англию, где он признал его своим наследником. И очень вовремя. Уже в следующем году, хотя он был все еще очень молодым человеком, Хардаканут умер во время празднования свадьбы. Согласно версии “С” хроники, он “умер в то время как он пил и он внезапно упал на землю в чудовищных конвульсиях” Яд? Никто не знает.

 

Но кризис наследования был улажен мгновенно. Эдуард, известный как Исповедник за его набожность, был неоспоримым королем Англии.

 

С некоторых сторон он находился в довольно слабом положении. Он был, как и Хардаканут, чужаком в Англии. Примерно с 1014 года он жил в Нормандии. Он отсутствовал приблизительно 30 лет, а ему даже не было сорока лет. У него не было территориальных владений. Земли его предков в Уэссексе находились под властью Годвина, и некоторые эрлы и другие вожди захватили все остальные области в Англии. У него не было денег. У него было друзей. Он даже не был рядом со своей матерью, которая всегда предпочитала ее датскую семью и была замешена, намеренно или нет, в смерти его брата.

 

Незавидная позиция Эдуарда ни как не была связана с ним персонально. Кнут произвел много шума пока он жил, но он потратил всю свою энергию, создавая ветхую империю, которая имела мало шансов пережить его. В процессе создания империи он ослабил позицию английских королей в их собственном королевстве. Его великие представители, эрлы, не осмеливались противостоять Кнуту, но они были опасны для любого более слабого монарха. Их можно сравнить с великими герцогами, которые разрушили империю Карла Великого в IX и X веках, когда его династия разделилась, а затем вымерла.

 

Династия Кнута также вымерла, намного быстрее чем Каролинги, лишив таким образом Английское королевство одного из факторов, который мог гарантировать внутренний мир – сильного короля, который мог бы сохранять порядок. Эдуарду оставалось собирать по крохам – но даже в 1042 году, люди, должно быть, сомневались, что он был человеком способным сделать это.

 

 

 

     

 

 

 

 

Hosted by uCoz